Астрологи объявили времена странного чтения. Например, Ян Мортимер с подробнейшим разбором английской жизни в XIV веке. Что я точно могу сказать — это обязательный текст для гейм-дизайнеров, нарративных дизайнеров или писателей, которые работают с фэнтези. (Еще в ту же копилку — дневник Сэмюэля Пипса, всё никак не соберусь про него написать). В остальном — это куча деталей, вплоть до «сколько пенсов получал каменщик за день работы». Быт, традиции, еда, одежда, социальное расслоение — всё воссоздано настолько подробно, насколько это вообще возможно, учитывая недостаток источников.

Не знаю, что еще сказать: я обожаю в таком копаться, но признаю, что это удовольствие на любителя.

Поэтому вот бомбардировка цитатами и занимательными фактами:

Медианный возраст в Англии XIV века — 21 год: половина населения младше. 40% населения даже младше 15-ти. Только 5% — старше 65-ти. Работают мальчики с 7 лет, возраст вступления в брак — 14 лет, военная обязанность — с 15-ти. Из-за нескольких волн чумы население за сто лет очень сильно сократилось.

Уровень грамотности — примерно 5% взрослых мужчин в сельской местности, около 20% в городах. Я ожидала, что будет намного меньше, честно говоря.

Книги всё еще рукописные, печатные появятся только в XV веке, но книги можно найти не только у королей и лордов, но и вне аристократических домов. Например, Охинлекская рукопись — сборник из 43 текстов, в нем стихотворения, рассказы, библейские истории. Иногда этой книгой владеют и зажиточные образованные горожане, читая ее друг друг. Чтение — процесс публичный, читают членам семьи или даже собирают гостей.


Паломничества достаточно популярны, но в большинстве случаев — локальны, потому что далеко путешествовать — долго, дорого и стремно. «Классические» пилигримы-паломники (то есть не обычные люди, а путешествующие отшельники) крепят на шляпы оловянные значки изо всех святых мест, которые удалось посетить. Магнитики на холодильник еще не изобрели, так что приходится выкручиваться.


Самая популярная игра — кости и их вариации. Главный спорт — стрельба из лука. Из развлечений — уличные спектакли, танцы и хороводы и, конечно, рыцарские турниры.

А футбол — запрещен! Кто бы мог подумать:

Путешествуя по средневековой Англии, вы встретитесь с видом спорта, который многие современники описывали как «омерзительную… самую распространенную, недостойную и бесполезную игру из всех, которая редко заканчивается иначе, как потерей, происшествием или увечьем игроков». Это футбол. Такое описание может вам показаться чересчур негативным, но, когда вы увидите хоть один матч, вам наверняка покажется, что происходящее больше напоминает рыцарский турнир, только без оружия. Футбольные матчи часто устраивают на Масленицу. Капитаны двух команд встречаются и определяют, по сколько игроков выйдет с каждой стороны: в праздничной игре между двумя приходами могут участвовать десятки и сотни людей. Размер поля определяется именно количеством игроков. Если играет больше ста человек, то ворота (их ставят по двое с каждой стороны) могут отстоять друг от друга на несколько миль. Если же играют десятина на десятину, то ворота ставят всего в нескольких сотнях ярдов друг от друга. Мячи бывают разные: от маленьких, туго набитых кожаных, похожих на современные крикетные, до больших, сделанных из свиного пузыря, набитого сушеным горохом. … Правила офсайда не существует – да и любых других правил, по-хорошему, тоже. В течение большей части столетия к футболу относился всего один закон – тот, который его запрещал. В 1314 году мэр Лондона запретил играть в футбол в окрестностях города. Эдуард III в 1331 году запретил его по всему королевству, а в 1363 году запретил снова.

Судебная система — коррумпирована и несправедлива. Смертная казнь за ерунду, подкупы и возможность подставить невиновного, если не повезет — ожидание суда чуть ли не месяцами. Но есть лайфхак! Священников можно судить только в церковном суде, так что если вас судят не «по месту жительства» (там-то вас все знают), никто не мешает назваться священником, просто прочитав кусок из Библии. Такого доказательства достаточно — и вас, как минимум, не казнят.

Суд поединком существует, его не придумал Джордж Мартин! (Я невежда, я думала, что это такие писательские фантазии.) Более того, судом поединком можно решать даже земельные споры. Некоторые монастыри имеют наемного «представителя», который выигрывает для них такие судебные прения на постоянной основе. Взрыв мозга.

Проблема пустого инбокса и «сколько ж у меня имейлов накопилось, кошмар» существовала и в XIV веке тоже:

Шериф – главный представитель короля в графстве. Он получает письма короля – около 120 в месяц в графстве среднего размера – и исполняет его приказы, например созвать суд присяжных по определенному делу или кого-то арестовать.

120 в месяц! «Весь день в почте прокопался, ничего толком не успел» — актуально, оказывается, и для XIV века. Но информация распространяется медленно: даже «профессиональный гонец» проезжает в среднем 30-50 км в день. Есть еще один нюанс: гонец ездит на своих личных лошадях, а не на «предоставленных работодателем», так что он их бережет и жалеет. То есть «имейлов» не только много, они еще и глючат!:)


Медицина представляет собой свалку суеверий, астрологии, нумерологии, травничества, кровопускания и прочих странных вещей. Но при этом есть свидетельства, что многое средневековым врачам удавалось, — например, некоторые хирурги умудрялись делать операцию на глазах и успешно лечить катаракту. Кровопускание делали не только врачи, но и цирюльники. Минутка жути:

В любом сколько-нибудь большом городе вы легко найдете цирюльника или хирурга. Ищите вывеску с перевязанной окровавленной рукой. Или, до 1307-го, более жуткую штуку – миску крови в витрине.

В больницах складывают несколько пациентов в одну кровать, но уровень санитарии неожиданный:

Другой вариант – лечь в больницу. У вас заберут одежду и положат в постель вместе с еще одним – двумя пациентами в хорошо освещенном зале. Зимой там зажигают очаги. Пол регулярно подметают и каждый день моют. Штукатурку на стенах меняют каждый год. Льняные простыни регулярно стирают – иногда даже дважды в неделю. Три дня в неделю больным дают баранину – считается, что она помогает восстановлению. Кроме того, вы, как и обычно, будете получать похлебку и галлон эля в день. Пациентам часто устраивают медицинские купания. Женщинам раз в неделю моют головы, мужчинам – подстригают бороды. В общем и целом стандарты ухода довольно высоки.

Кстати пирог с живыми птицами внутри тоже придумал не Джордж Мартин, но об этом я уже знала из какого-то другого источника:

Может быть, вы даже воочию увидите «двадцать четыре дрозда, запеченных в пироге». Любителям птиц не нужно беспокоиться: пирог сначала пекут, потом охлаждают. Только после этого в него сажают живых птиц, так что, когда пирог разрезают, они действительно начинают петь, а потом разлетаются по всему залу.

Люди не пьют воду! А пьют эль:

Отпив немного из деревянной кружки или чаши, вы обнаружите, что крестьянский эль немного сладковат и некрепок. Поскольку большинство зажиточных крестьян стараются не пить воду – она, по их мнению, заносит в организм грязь и болезни, – они пьют только эль. Только батраки-холостяки или вдовы, живущие в одиночестве в однокомнатных лачугах, пьют воду (чаще всего – дождевую, которая собирается в цистерне во дворе). Варить эль – это одна из домашних обязанностей любой жены. Коровье молоко считают пригодным только для готовки, пьют его только старухи и маленькие дети. Поэтому эль и не делают слишком крепким: рассудок йомена серьезно пострадает, если целыми днями пить крепкий алкоголь. В некоторых районах страны вместо эля пьют сидр и перри (грушевый сидр), особенно на западе. Сидр бывает крепким. А еще он дешев.

Было и английское вино! Но не долго:

Изменения климата – еще один фактор, влияющий на ландшафт. В начале века довольно часто встречается английское вино. Короли и многие аристократы держат огромные виноградники. Но прошло всего сто лет, и к 1400 году виноградники в Англии исчезли.

Рыба очень дорога, потому что есть сто миллионов разных постов или постных дней, и все богачи в эти дни заменяют мясо рыбой.


Раскрыт секрет странных средневековых лестниц:

Спиральная лестница, обычно поднимающаяся по часовой стрелке, будет крутой и темной (это традиция – первоначально лестницы строили так, чтобы правшам было неудобно драться на них мечами).

Каменные мосты только начинают появляться. Пожертвование на строительство мостов поощряется и одобряется почти так же, как пожертвования на строительство часовен. В принципе, можно даже получить отпущение грехов «за то, что скинулся на мост».


Как раз в 30-х годах XIV века изобрели карманы и пуговицы, ура! До появления пуговиц простые люди носили туники, которые надевались через голову и подпоясывались, а аристократы носили пришивные рукава: их пришивали прямо на человеке. А вот вязальные спицы еще не изобрели. Появляется даже краска для волос из пепла виноградной лозы, чтобы закрашивать седину.

Вот что-то нашло на людей, но потом отпустило:

В 1300 году аристократы носят дорогую, но вполне нормально выглядящую обувь: носок слегка заострен, но не более того. С 30-х годов длина носа начинает расти. Неуклонно расти. Знать по обе стороны Ла-Манша словно соревнуется, у кого обувь длиннее. Какой бы ни была причина появления этой моды (может быть, это как-то связано с идеей, что длина ступни пропорциональна длине мужского достоинства?), к 1350 году носы обуви все удлиняются: 15 сантиметров, 17, 20 – и их набивают шерстью, чтобы они были твердыми. В правление Ричарда II некоторые лорды не могут пройти и нескольких шагов, чтобы не споткнуться о свою же обувь. Хотя старики все еще носят ботинки нормальной длины под длинными мантиями, молодые мужчины в коротких пальтоках раздвигают границы стиля слишком далеко. Самые длинные ботинки – двадцатидюймовые «краковы», завезенные из Богемии, – настолько длинны, что их приходится привязывать кончиками к поясу. Подняться в них по лестнице почти невозможно.

Сравнить цены было бы очень интересно, но нет:

Хотя инфляция в XIV веке очень мала, современные эквиваленты цен, которые с вас запросят, привести невозможно.
Любое сравнение будет некорректным. Например, в 1339 году в Эксетере сто гвоздей для сборки столов на рыбном рынке обойдутся в 3 пенса; примерно столько составляет жалование плотников, которые собирают эти столы (2¾ пенса в день на человека плюс эль). В современном мире гвозди обошлись бы вам фунта в 4, но никто не согласится работать целый день за такую ничтожную сумму, сколько бы бесплатного эля к ней ни прилагалось. Ежедневный оклад плотника сейчас, когда я пишу эту книгу – около 100 фунтов; теперь зарплата уже в двадцать пять раз выше стоимости гвоздей, а не равна ей. Подобная несоразмерность долгосрочной инфляции наблюдается практически у всех товаров и услуг
...
Еда в XIV веке намного ценнее и дороже, чем в нынешней Англии. Труд, с другой стороны, сравнительно дешев. Земля и вовсе дешева, буквально как грязь (свободные арендаторы земли часто платят всего 1 или 2 пенса за акр). Но курица при этом может стоить больше, чем дневная зарплата рабочего, а фунт сахара – более чем вдвое больше. Эти цены обусловлены иной шкалой спроса и предложения. Более того, сравнительный спрос на товары или услуги разный в разных регионах страны. В сельской местности еда значительно дешевле, чем в городах. В городе свинья обычно стоит 3 шиллинга, а вот на деревенском рынке – всего 2 шиллинга. Овес в деревне стоит вдвое дешевле.

Изобрели еще одну полезную вещь — фамилии:

Из-за трудностей, возникших в экономике в период 1315–1323 годов и особенно после Великой чумы 1348–1349 годов, крепостные стали намного чаще перемещаться между поместьями. Приходилось различать между собой множество людей из самых разных мест. В конце концов появилась идея наделить абсолютно всех англичан, а не только богатых и часто путешествующих, неизменной фамилией, так что к 1400 году человека по имени «Джон Весткотт» или «Джон Ильбертсон» будут так называть везде – хоть в Весткотте, хоть в Вестминстере.

А еще именно в этот период английский язык наконец-то вытеснил французский. Я, честно говоря, не знала, я думала, что раньше:

... В 1300 году ... король говорит по-французски, равно как и его лорды, рыцари, клерки, капелланы и слуги. Все официальные классы говорят по-французски. Очень немногие высокопоставленные члены общества знают английский. На английском языке нет никакой литературы; по-английски пишут разве что протестные стихотворения, направленные против духовенства и аристократии, или некоторые религиозные тексты. Но к 1350 году все больше аристократов учат сыновей английскому языку. Перемена произошла в основном благодаря националистическим взглядам короля Эдуарда III, который говорил по-английски, гордился языком и даже писал на нем свои девизы. В 1362 году он издал указ, разрешающий выступать в суде на английском языке – раньше в суде говорили только по-французски, – и тем самым публично заявил о своей поддержке английского как «языка народа». В том же году его канцлер открыл заседание парламента речью на английском языке. К концу века большинство аристократов и прелатов говорят по-английски так же хорошо, как по-французски.
...
Конечно, встречаются и исключения. Даже в 90-х годах XIV века вы еще встретите людей, плохо говорящих по-английски. Многие старомодные рыцари и леди даже не пытаются учить новый язык, предпочитая старый англо-французский (на котором по-прежнему разговаривают многие придворные). Большинство населения Корнуолла вообще не говорит ни по-английски, ни по-французски, храня верность своему древнему кельтскому языку (корнуолльскому).

И даже несмотря на то, что я пересказала полкнижки, там есть еще чему удивиться;)