Первое (и предпоследнее) слово, которое мы выучили по-баскски — kontuz. Я бы даже сказала KONTUZ! Это что-то среднее между «Внимание!» и «Осторожно!», пишут на дорожных знаках.
— Ой, смотри, дальше рекомендованная скорость 80км/ч. А то, говорят, контуз нам всем!
— Ахаха. Ладно...

Вообще я себе обещала сделать этот микро-отпуск не очень интеллектуальным (я до сих пор чувствую, что слегка туплю, — то ли после карантина, то ли от жары, то ли еще почему-то — так что не могу сказать, что у меня был выбор)) Обещала себе не ходить во все музеи одновременно, не учить на память википедию и ограничить свои стремления к сравнительному лингвистическому анализу всего) Хорошо получилось только с последним пунктом, потому что баскский язык не принадлежит ни к какой существующей семье языков — и в моей голове нет ничего, с чем я могла бы его сравнивать. То есть эускара (самоназвание баскского языка) — не просто не индоевропейский язык, а ДОиндоевропейский.
(Тут надо немного остановиться и попытаться это осознать)

Баски — такие ребята, у которых слова «нож», «топор», «мотыга» однокоренные слову «камень». Что само по себе ничего не доказывает, но если на секунду предположить, что эти названия инструментов действительно могли возникнуть в те времена, когда топоры и ножи были еще из камня, — то становится немного не по себе.
Это какой-то неолит получается. То есть даже римлянами вообще не пахло еще нигде)

Из-за изолированных горных сел возникла куча диалектов, — и со временем надо было что-то решать. В начале 20-го века создали комитет лингвистов, которые должны были собрать и как-то это богатство унифицировать, утвердив баскский литературный язык. Они начали работать, но потом началась диктатура Франко — и баскский был запрещен. Прям совсем запрещен. Что не помешало этому сообществу «вынырнуть» в 70-х и сказать «Помните, в начале века начинали работу над кодификацией литературного языка? Ну так вот, мы закончили, всё готово, забирайте!»

Для языка с такой историей, с исторически слабоватой письменностью (там первые нормальные книги чуть ли не в 15-16м веке появились) и скромным количеством носителей иметь в 2020 году свое нормальное телевидение, онлайн-медиа, школы, издательства, вывески и меню в ресторанах — это какой-то феноменальный результат. Сейчас где-то миллион носителей и, насколько я поняла, вымирать он не собирается.

Помните мем, где разные языки говорят «бабочка». Там фарфалла, марипоза, папийон, все такие ми-ми-ми, а потом немецкий — Шметтерлинг! Так вот, дарю слово Pinpilinpauxa (пинпилинпауша), — бабочку по-баскски. Это вам не шметтерлинг:) Еще бабочку можно называть тчимелета, это вроде как полные синонимы, но пинпилинпауша радует сильнее)

Мифология (которая дохристианская языческая мифология) сохранилась и обогатилась по пути настолько хорошо, что можно позавидовать. Я вот позавидовала)). Первые христиане у басков появились веке в 4-м, но глобально почти до 16-го века баски умудрялись удачно уворачиваться от полного становления церкви поверх их веры. В свое время к ним даже заезжал Торквемада собственной персоной — разобраться, что это у них так плохо впитывается католичество (...и множество людей погибло от инквизиции). Самое фантастическое — легенды про Кишми, из-за которого (или во времена которого) «погибли многие духи». Так вот Кишми — это Христос. Мне как-то сложно припомнить сохранившийся фольклор, в котором отражаются библейские события глазами язычников в ключе «припёрся и из-за него погибли духи, ну вы видали».

А вот еще одна из легенд (это не из научных источников, а из блога парня, родившегося в баскском селе, типа из первых рук) о происхождении богини Mari. Жила-была женщина, которая была не замужем, но имела детей, и к тому же не хотела их крестить, и вот ее привязали к повозке и повезли в церковь, потому что... Ну потому что могли. Возле церкви она вспыхнула ярким пламенем, взлетела и полетела в какую-то там пещеру, где и живет с тех пор, путешествуя по подземным ходам (подземные ходы и живущие там существа — это прямо отдельная мифологическая тусовка, многие кстати удивительно похожи на скандинавский «горный народец»). Мари отвечает за грозы, смену погоды и что-то там еще в том же духе.

А еще в баскской мифологии нет бога войны. Вообще никакого. Что неожиданно, потому что мне казалось, что они темпераментные ребята.

Крутая концепция из баскской мифологии — адур. Адур — это связь между материальной вещью и ее символическим отображением (рисунком, именем). Например, если я нарисую чей-то портрет, между человеком и его портретом немедленно возникнет адур.
Есть поговорка «Izena duen gutzia omen da». «Всё, что имеет имя, — существует».