Утро в моем фейсбучном информационном пузыре неожиданно началось с коллективного желания прочихвостить Шульман за ее высказывание о счастье. Вообще-то высказывание было про День рождения ее мамы, а к поздравлению прилагалось то самое размышление про праздник и вечную весну, цитата:

«С днем рождения, мать-профессор! Сегодня у всей нашей разрастающейся семьи большой праздник - как всегда в этот день.
(и у вас, дети, тоже будет на улице праздник, если вы будете жить с теми, кто вам нравится, заниматься интересным, а не радидетейством, в ложной дихотомии "ученая степень или фаршированная рыба?", "семья или работа?" (сспади) выбирать всё и сразу, а по личностным характеристикам и моральным качествам будете не как возрастная страта 60+ по Леваде, а с точностию до наоборот. Вот тогда, дети, будет и вам вечная весна)»

Критика раскинулась широко и сводится к «а вот если у вас всё плохо, плохая химия мозга, мать не профессор, а бросила вас в детстве, то никакого счастья вам не видать и никаких "и то, и другое, и можно без хлеба" вам не выбрать, а вы, Екатерина Михална, вселяете ложные надежды, вводите народ в заблуждение, а привилегии ваши не прочеканы».

Я не думаю, что Шульман нуждается в моей защите, зато моя картина мира — почему бы нет:

🔹 Когда-то я уже пыталась написать пост про ответственность пишущего и ответственность читающего, про тоненькую грань, которую каждый нащупывает для себя. И даже придумала пример. Как мне показалось, достаточно выпуклый, чтобы использовать его как иллюстрацию. Вот человек пишет «когда мне плохо, я иду бродить по городу — и мне становится лучше». А к нему в комменты приходят люди и говорят: «а вот если человек в клинической депрессии последует вашему совету, он пойдет гулять по городу, а не к врачу, не получит помощи и умрет. Не определяя, что такое «мне плохо» и при каком уровне «плохо» надо идти к психиатру, а не в парк, вы вводите в заблуждение людей, так что вы — вредитель и убийца». «А вот если человек не может передвигаться, он не может бродить по городу, у вас привилегии, вы почему про них не упоминаете?»
И я уже начала записывать свои мысли вокруг этого абстрактного примера, а потом увидела его в реальности. Буквально в такой форме, с точностью до формулировок.
(Тогда я перестала писать свой пост и пошла подышать и немного выпить. Вот возвращаюсь.)

🔹 Мне кажется, контекст — всему голова. Если я впервые разговариваю с кем-то совершенно незнакомым, ввалившимся ко мне «с мороза», я буду уточнять и оговаривать терминологическую базу. Я не пропущу слово «справедливость» от такого человека без уточнения «А что вы подразумеваете под справедливостью?», не пропущу «Счастье — это...» без уточнения «Для вас? Или вы сейчас за всех подписались?» Потому что мы можем быть из разных ценностных координат и лучше договориться на берегу. Если у меня есть какой-то контекст о человеке и я предполагаю, что человек не совсем того, — по умолчанию я буду считать, что все оговорки сделаны заранее. И высказывание «лучший торт на праздники — это чизкейк!» я расшифрую как «я больше всего люблю чизкейки!», а не как «все ешьте чизкейки, а если вы их не едите, то вы дураки и я вас презираю».

Если я какое-то время читала и слушала Шульман и получила общее представление о ее механизмах мышления, — у меня нет оснований предполагать, что под ее мыслью «занимайтесь интересным, живите с тем, кто нравится, не жертвуйте всем на свете ради семьи» скрывается «ну а если вы в сложных обстоятельствах и пока что не можете это поменять, и живете с кем не нравится, и делаете неинтересное — то вы слабак и неудачник, ыхыхы!». С чего бы мне это предполагать про нее? С чего бы мне кстати вообще читать посты человека, про которого я способна такое предположить?
Но именно с этим спорят те, кто спорит. И именно это оскорбило большинство оскорбившихся. Но вот это «...а если нет, то стыд вам и позор и сами виноваты» сказала не авторка поста, это какой-то другой голос говорит в наших собственных головах;)

🔹 Рецепты счастья, выложенные в соцсетях, в моем мире сильно похожи на рецепты чизкейка: каждый пишет свой, по умолчанию исходя из своих обстоятельств.
И кстати, если в чизкейке есть молоко, а у меня непереносимость лактозы, — то это моя ответственность понять, будет мне плохо от чизкейка или нет. И не ответственность автора рецепта перечислять все ситуации, когда чизкейк может быть вреден, невкусен, недоступен, не подходить лично вам, противоречить религиозным убеждениям, не сочетаться с напитками.
Моя непереносимость лактозы или отсутствие традиционной сметаны в продаже в моей стране — ну, мои обстоятельства, не авторские. Как минимум, до тех пор, пока автор не выразил презрение ко всем антисметанникам в явной форме.

🔹 Тут есть еще одна проблема. Есть цитата, не помню кто сказал: «Вы можете верить, что вы способны написать роман. Можете верить, что не способны. И в том, и в другом случае вы с высокой вероятностью не ошибетесь.» Когда я говорю «структура и особенности моей психики позволяют мне делать Х» или «структура и особенности моей психики НЕ позволяют мне делать Х» — я не могу быть на сто процентов уверена ни в одном из этих утверждений, вот чтобы точно-точно, если это не какие-то физиологические крайности типа не спать неделю. Но я могу выбирать предпочтительный тип когнитивной ошибки, — то есть тип ошибки, который тупо полезнее для меня и моей жизни.

Я могу выбирать, сваливаться мне в ложноположительные (я вижу суслика, а его нет) или ложноотрицательные (я не вижу суслика, а он есть) искажения.

В моем личном опыте ложноположительная ошибка как основа мировоззрения полезнее: лучше я буду думать, что я могу, но в процессе выяснится, что не могу, чем я буду думать, что не могу, и даже не попробую, а потом случайно узнаю, что возможность вообще-то была.

У меня есть и простой-приземленный опыт, когда один специалист в сфере здоровья говорит «эта твоя проблема не решится и не изменится, тебе надо учиться с этим жить», а другой специалист говорит «пффф, чушь какая, я знаю, как это поправить, — и помогу тебе это поправить, ну не быстро, но примерно за полгода-год». И потом оно действительно исправляется.
Хештег «а так можно было?».

При этом люди, которые склонны перегружаться, наваливать на себя гору ответственности, проблем и рисков, бежать в рукопашную на медведя, — вполне могут выбирать ложноотрицательную ошибку как предпочтительную. То есть учитывать, что подумать «я не смогу!» и ошибиться им выгоднее и стратегически полезнее, чем подумать «я смогу!» и ошибиться: слишком стремные и опасные вещи они склонны хватать и с азартом надкусывать. Например, я знаю, что такую стратегию выбирают люди с какими-то формами биполярного расстройства.

Но определить это про себя, а потом составить себе информационную диету из «делай что интересно, давай, попробуй-рискни, ты смогёшь!» или «притормози, расслабься, побереги себя, лучше ничего не предпринимай!», — как и с чизкейками (блин, чизкейка захотелось теперь!) — это ответственность читающей, а не пишущей, которая весенним днем зашла в фейсбук поздравить маму.